Архитектор Григорий Мазаев: «Хватит строить жилье на месте заводов. Это деформирует Екатеринбург и лишает его рабочих мест»

Интервью с главным градостроителем филиала ФГБУ «НИИП Минстроя России» УралНИИпроект Григорием Мазаевым.

Григорий Мазаев, архитектор: «Хватит строить жилье на месте заводов. Это деформирует Екатеринбург и лишает его рабочих мест»

В Екатеринбург на пике популярности редевелопмент промышленных территорий. При этом на месте старых заводов застройщики предпочитают возводить в основном жилье. Если эта тенденция сохранится, то через несколько лет столица Урала может окончательно потерять статус одного из крупнейших промышленных центров России.

 

О том, что делать с заводами Екатеринбурга и какие из них необходимо сохранить как национальное достояние страны, а также о крайне негативных последствиях редевелопмента промышленных территорий в интервью JustMedia.ru с главным градостроителем филиала ФГБУ «НИИП Минстроя России» УралНИИпроект Григорием Мазаевым.

 

—Григорий Васильевич, на одном из прошлых Градсоветов вы заметили, что екатеринбуржцам становится негде работать. Это связано с тем, что промышленных предприятий в городе почти не осталось. К чему, на ваш взгляд, может привести сложившаяся ситуация и как, а, главное, кто должен запустить механизм, который позволит восстановить производство и вовлечь в него как можно большее количество людей?

 

—Чтобы запустить этот механизм, должны появиться первичные деньги. Для этого надо что-то произвести и продать. Только тогда люди получат деньги и смогут пойти в магазин, заняться спортом. У нас же все сдвинулось в сферу торговли. Сегодня заходишь в магазин, и к тебе кидается несколько продавцов. Почему это происходит? Потому что очень мало первичных денег и возможности продать. Мы перешли в другую стадию. Вот слушайте, какую интересную характеристику дают нашему городу ленинградцы: «Екатеринбург - областной центр Свердловской области. Культурно-образовательный центр уральского региона». Здесь отсутствует определение промышленный. Мы стали центром торговым, культурным, офисным и каким угодно, только не промышленным. Это чрезвычайно опасная ситуация.

 

 

 

Мы начали уничтожать промышленные территории в городе. Покупает человек завод, переводит в другую категорию землю и строит жилье. На месте шарикоподшипникового завода теперь ЖК Бажовский, Уралобуви – Университетский. Есть проект превращения Уралтрансмаша и завода Воровского в жилые кварталы. В Москве то же самое: на месте ЗИЛа запроектирован жилой район. И все радуются. А чему? На рынке перекос в сторону жилья, работать негде.

 

На Уралмаше трудились 60 тысяч человек, и все они жили рядом с заводом. Еще в 1930-е годы был принят принцип расселения социалистических городов, согласно которому от работы до дома человек мог легко добраться без транспорта. Улицы были свободными. Посмотрите, что сегодня утром творится на проспекте Космонавтов: сплошной поток машин в сторону центра и куда-то на юг. Почему возникают эти пробки?

 

—Все едут на работу в другие районы. На Уралмаше ее нет.

 

—Уничтожение промышленных площадок приводит не только к отсутствию рабочих мест, но влечет за собой большие деформации в самой планировочной структуре города. Возникают транспортные потоки, на которые не рассчитаны существующие магистрали. Никто не думал, что в районе проспекта Космонавтов будут жить 300 тысяч человек, и что они еще поедут в другое место работать. Нарушается социальная система Екатеринбурга. Детсады размещались так, что человек мог по дороге на работу сдать ребенка, а вечером забрать. Магазины также были на пешеходных путях, а теперь одни гипермаркеты. Мы ходим по другим дорогам, и все магазины формата «у дома», и малый бизнес в целом лишаются покупателей.

 

 

 

—Что надо, чтобы остановить процесс планировочной структуры города?

 

—Перестать отводить промышленные площадки под жилье и любые другие функции. Если сегодня завод не работает, то законсервируйте ее. Президент говорит об импортазамещении. И вот приходит инвестор в администрацию и сообщает, что он готов сделать новый современный завод. А где? Нет площадок. А так бы ему сказали: «Сноси «Уралобувь» и строй новое обувное или еще какое-то другое производство.

 

—У нас есть сегодня такие инвесторы, которым интересны промышленные площадки?

 

—Это не мои вопросы. Я как архитектор-планировщик должен обеспечить возможность наличия площадки. Если места нет, то инвесторам нужно давать новые площадки. В Екатеринбурге их нет, только за городом. А там надо строить новые дороги, прокладывать инженерные коммуникации, возить туда людей. Это делает стоимость проекта баснословной. Инвестор говорит: «Зачем мне это?». И уходит. Мы таким образом начинаем разрушать экономическую основу нашей страны.

 

—Вы говорили, что раньше на заводах работало 75% населения, сегодня 7%. Какой, на ваш взгляд, сегодня должен быть этот показатель, с учетом того, что современное производство требует меньших площадей и рабочих рук?

 

—Однозначно не могу сказать. Это предмет серьезных глубоких научных исследований, в том числе экономистов. Я по многим тезисам, как архитектор, с ними не согласен, но не буду их сейчас критиковать. Мы, разрабатывая генпланы городов, обязаны предусматривать реализацию всех социально-экономических программ, но сегодня это не так-то просто сделать.

 

Раньше из социально-экономического плана города мы получали точные сведения о том, какое в городе появится производство, столько человек сможет там работать, сколько для предприятия нужно воды, электроэнергии, какой там будет грузооборот. Исходя из этого мы знали, например, какие дороги запроектировать в районе размещения предприятия. Сегодня в плане этого нет. Там написано: отремонтировать школу, покрасить детсад.

 

Поэтому мы начали проектировать потенциально возможные площадки. То есть мы в составе генплана рисуем эту промышленную площадку там, где она совершенно органично включается в планировочную структуру. И мы рассчитываем, что здесь может размещаться производство таких-то классов по вредности.

 

 

 

—Есть ли у нас такие новые потенциально-возможные площадки или это только существующие заводы, например, завод радиоаппаратуры у ЦПКиО, часть которого на Градсовете вы предлагали отдать под благоустройство, на оставшейся устроить современное производство?

 

—Завод радиоаппартауры – чистое производство. Это корпуса-этажерки, в которые можно поставить любое оборудование. Или, например, завод НПО Автоматики строили – это уникальные промышленные корпуса. Там была двойная стена с проходом внутри и избыточным давлением, чтобы не было пыли. Вместо него теперь «Мегамарт». С моей точки зрения, это категорически недопустимо.

 

—То есть вы против редевелопмента, или он должен быть частичный: часть территории остается под производством, остальное – жилье или коммерческая недвижимость?

 

—Из центра города надо убирать вредное и опасное производство. Но когда освободившиеся территории используют только под жилье, офисники и торговики – это неправильно. У нас миллионы непроданных квадратных метров в уже существующих объектах. Я живу на Ботанике. На улице Шварца, протяженность которой 1,2 км, три торговых центра. Но и этого, видимо, мало. На месте склада 404 завода и административного здания старого Уктусского аэропорта собираются строить четвертый. Зачем? Уже сегодня у нас торговых площадей на душу населения больше, чем в Москве.

 

— Видимо, чтобы люди гуляли в торговых объектах, а не в парках.

 

—Сегодня в парке на Фучика, который инвесторы недавно привели в порядок, вечером народу, как на демонстрации. Это связано с тем, что жителям микрорайона просто некуда податься. Есть, конечно бульвары, но основной поток идет в парк. Рекреационные зоны нужны. И я хочу напомнить, что парк и спортсооружения – это две разные категории. В парк приходят отдохнуть на природе, чтобы дети подышали свежим воздухом, а мы послушали птичек, а на стадионе – люди занимаются спортом, кричат, бегают. Но мы стараемся совместить эти две функции и рассматриваем парки как некую резервную зону.  

 

 

 

—Если возвращаться к территории Уралмашзавода. Он занимает огромные площади, половина - свободны. Что можно было бы здесь сделать: новый микрорайон, создать производство? Кто, на ваш взгляд, должен заниматься этим вопросом: город, область, сам собственник, кто должен подать инициативу?

 

—Собственник завода захочет построить ТЦ. Вся территория Уралмаша, Эльмаша, завода «Три тройки», 79-го завода («Вектор» - прим. ред.), ВИЗа должны сохраняться, как национальное достояние не только нашего города, но и страны в целом. Это возможность развития города. И если мы сегодня не можем их использовать, то должны сохранять, потому что они нужны нашим детям. А так мы их опять заставим где-то за 40 километров от города строить. Не хочется повторять ту индустриализацию, которая была в 1930-е годы.

 

Кто должен заниматься разработкой этих уникальных территорий? Все, начиная с государства. Если раньше Уралмаш производил 90% бурового оборудования на все наши скважины, то сегодня мы покупаем его во Франции, Америке. Продаем нефть, покупаем оборудование – процесс бесконечен. Поэтому у нас от нефтедолларов такая маленькая прибыль рядовому гражданину. 

 

Как я уже говорил ранее, надо восстанавливать собственное производство, разумеется, не таким каким оно было в 1940-1950-е годы. Самим изготавливать насосы, экскаваторы, шить рубашки, делать сыр, то есть то, что мы делали раньше. Именно это имеет ввиду наш Президент, когда говорит: «Ребята, хватит деньги тратить, кормить иностранные фирмы».

 

Но у нас почему-то все считают, что самим производить – это дорого. Но это не так, продукт надо не только изготовить, но и привезти, а это не мало. Как гласит старинная пословица: «За морем телушка — полушка, да рубль перевоз».

 

—Вице-мэр Екатеринбурга Алексей Белышев предложил ввести обязательный нормативный показатель трудомест для новых проектов застройщиков. Председатель Градсовета Михаил Вяткин заметил, что они опять же предложат ТЦ. Как вы считаете можно реализовать это так, чтобы застройщики не предложили торговики, но при этом создавали рабочие места?

 

—Муниципалитет должен решать, куда чего разместить и сколько надо создать рабочих мест. Это должно быть заложено в стратегии развития города. Та, которая действует сегодня, была заложена 15 лет назад. Грубо говоря, ее концепция сводилась к следующему: сделать монофункциональный промышленный Екатеринбург полифункциональным: развлечения, торговля. Мы выполнили и уже даже перевыполнили этот план. Новая концепция пространственного развития города должна основываться на том, чтобы вернуть столице Урала его промышленное значение и не только в рамках региона, но и страны.

 

 

 

—Как мы пришли к полифункциональной стратегии развития города?

 

—В начале 2000-х меня как главного архитектора отправили на курсы повышения квалификации в Москву в Академию при президенте РФ. Там коллеги известного академика-экономиста Абела Аганбегяна читали нам лекции, во время которых нам сказали, что сегодня время брендов и надо их развивать.

 

Я как чиновник с Урала рассказываю о наших планах строительства в Нижнем Тагиле завода по производству труб большого диаметра. Мне говорят: «Это не бренд, зачем вам трубы, мы их и так купим. Бренд – это, например, пиво «Невское», которое является народным достоянием». Пиво мы тоже можем купить, причем даже лучше, чем «Невское».

 

Был такой перекос в головах, и все говорили, что это связано с идеями постиндустриального общества. Тогда писали множество статей о том, что вся мировая экономика еще в 1970-е шагнула в пятый технологический уклад, готовится к переходу в 6-й, а вот наша Свердловская область застряла в 3-м и 4-м. И я считаю, что это отлично. 4-й уклад – это тяжелое машиностроение, строим танки, тепловозы, вагоны. Третий – черная и цветная металлургия. И как без этого жить, я не понимаю.

 

Все говорят: зачем нам завод? Давайте его снесем и построим жилье или торговый центр. Подкрепляется такая идея зарубежным примером. Так, в Лондоне электростанцию превратили в ТЦ. Ну, конечно, превратили, только сначала они новую построили. А у нас завод сносится и нового взамен не появляется. Поэтому сегодня наша задача - вернуть промышленные функции города на новом качественном уровне.

 

 

 

—Есть ли примеры превращения промышленных территорий в хорошее современное производство?

 

—Когда я работал главным архитектором, то часто ездил по области. Много раз бывал на Уральском алюминиевом заводе в Каменске-Уральском. За последние годы это предприятие с ужасно вредными технологиями изменилось до неузнаваемости. Директор завода ведет меня на экскурсию и говорит: «Помнишь тут была куча мусора? Теперь здесь растут розы. Заменили оборудование, которое ничего не коптит. Все автоматизировано и людей нет».

 

В Первоуральске на въезде справа был кривой-косой железобетонный забор Новотрубного завода. Сейчас там забор из тонкой сеточки, зеленые газоны, автостоянки, на которых стоят красивые чистые машины. Отремонтированные корпуса выглядят как какие-то современные скульптуры, все трубопроводы раскрашены. Совершенно новое производство. И лозунг висит: «Сделаем черную металлургию белой». Вот таким должен быть подход.

 

Сегодня Екатеринбург увлекшись брендовой моделью развития начинает терять свою ведущую роль крупнейшего промышленного центра. В данный момент объем производства в Нижнем Тагиле, где живет всего 400 тысяч человек, уже значительно больше, чем в столице Урала.

 

«Зато у нас объемы торговли гигантские», радуются наши руководители. Но это опять же за счет людей из других городов нашего и соседнего региона. Сами мы деньги, которые тратятся в магазинах, уже не производим.

 

 

 

Прошлое интервью с Григорием Мазаевым о реновации пятиэтажек, паспортизации фасадов, а также о том, почему в деловых и торговых центрах должно быть всего одно парковочное мест читайте здесь

 

 

Просмотров: 373

Автор:

© JustMedia

Фотограф:

Понравилась новость? Тогда: Добавьте нас в закладки   или   Подпишитесь на наши новости
воскресенье, 24 сент.

Сегодня

+11
+23
Днем
+18
Вечером

Последние события

20 сентября 2017 в 21:09

В Кировграде неизвестные отравили землю мышьяком и свинцом

СК возбудил уголовное дело.

20 сентября 2017 в 21:09

Под Красноуральском обнаружили тело пропавшей три года назад актрисы Елены Шаховой

Никаких следов побоев на теле женщины не обнаружено.

20 сентября 2017 в 21:09

В Екатеринбурге представят магию кельтской арфы

Концерт Ирины Пыжьяновой пройдет в ЦК «Урал».

20 сентября 2017 в 20:09

Две школы Екатеринбурга в следующем году могут лишиться лицензий

В ЕГД прошло совместное заседание нескольких комиссий.